Понедельник , Август 19 2019
Главная / Образование / Высшее образование / Как относятся к русским студентам и придется ли экономить на еде

Как относятся к русским студентам и придется ли экономить на еде

Отправляясь получать образование в Европе и США, конечно же, надо не только хорошо представлять себе учебные программы, но и выяснить все о жилье для студентов, цены на продукты, транспорт. Обучение за рубежом — это само по себе не просто, и бытовых сложностей все равно будет достаточно. О некоторых из них рассказали студенты, которые учатся за границей.

Придется экономить на еде

Ожидание: «Все будет дорого, очень дорого, я так и не придумаю, чем мне питаться, и умру с голода»

Реальность: «Во-первых, в регионах не так дорого. В Ливерпуле даже цены на еду в McDonald’s и кофе в Starbucks ниже лондонских минимум на 50 пенсов, иногда и на фунт, не говоря уже о разнице в стоимости аренды жилья и транспорта. Во-вторых, привыкание к ценам достаточно быстрое и очень опасное. Особенно когда находишь подработку с зарплатой в местной валюте.

Когда я приехала в Россию на каникулы на две недели, я потратила примерно в четыре раза больше денег, чем обычно потребовалось бы на существование, вдобавок к инфляции и всякому там импортозамещению. А все почему? „Ой, да это же всего 1 фунт! Боже, беру! А это 5! Гуляем!“»

Люма Манина, Ливерпульский университет

Ожидание: «А в Норвегии — дороже, чем где-либо»

Реальность: «И да, и нет. В Норвегии все действительно очень дорого — еда, транспорт, развлечения. Но это социалистическая (в хорошем смысле) страна. Поэтому студент/аспирант тут же оказывается подключен к множеству бесплатных и скидочных активностей. Например, членство в студенческом профсоюзе обеспечит спортзалы и бассейн, скидки в кафе, на транспорт, аренду загородных домиков и еще на множество вещей. Наконец, вообще все высшее образование в стране, за исключением пары частных вузов, бесплатное и для местных, и для иностранных студентов. А это внезапно делает Норвегию одним из самых доступных мест для иностранного студента».

Ксения Романенко, Университет Осло

Ожидание: «Как студенту, мне везде полагаются скидки»

Реальность: «Статус студента действительно дает множество преимуществ. Предъявив мой студенческий, можно бесплатно или с большой скидкой сходить в музей, купить подписку на Adobe Cloud и Apple Music. Не признавали мою карточку только в Москве, в Третьяковке и на катке в Парке Горького: там вежливо объясняли, что скидки положены только студентам российских вузов. Правда, здесь тоже есть лайфхак: можно оформить международную студенческую карточку Isic. Она платная, но дает более заметные скидки, в том числе на отели и билеты на самолет и автобус. И в России она тоже котируется».

Дана Фадина, Университет прикладных наук Macromedia в Берлине

Ожидание: «К странному графику магазинов тоже можно будет привыкнуть»

Реальность: «Я знала, что в Европе все магазины работают до 18:00–19:00 и закрыты по воскресеньям. Привыкнуть к этому не получилось совсем, и весь год проживания в Барселоне это обстоятельство создавало мне кучу проблем.

Мы находились в институте с утра до позднего вечера, покупать продукты после учебы я не успевала. Делать днем это было невозможно, потому что их негде было хранить до вечера. А покупать в субботу на всю неделю было проблематично, так как я ем много овощей и зелени, а они вкусны, когда свежие, а не после недельного лежания в холодильнике.

В какой-то момент я практически перестала готовить дома. Хорошо, что в Барселоне нет проблем с кафе и ресторанчиками, работающими допоздна».

Кристина Ухина, Барселонский институт архитектуры

Зато цивилизация, никакого криминала

Ожидание: «Там все цивилизованно. Это же Европа»

Реальность: «Спорное утверждение. Небольшое агентство, где я подрабатывала весь год, арендовало офис на территории этакого местного аналога Artplay — бывшего завода с кучей маленьких хипстерских студий и кафе. В один прекрасный день мои коллеги вышли на пять минут в соседнее здание за кофе, а я ушла на две минуты в соседнюю дверь, в туалет.

Возвращаюсь — в офисе ни моего личного MacBook, ни моего iPhone. Я их оставила прямо возле стеклянной двери (закрытой, но не запертой), не подозревая ничего плохого, в оживленной части города в 12 дня. Посмотрели запись с камер — да, два мужичка в толстовках вломились в офис, схватили первую попавшуюся технику и убежали.

Цивилизованно? Не очень. И тут мне мой менеджер говорит: „Это, конечно, скандал, но ты не волнуйся. У нашего офисного здания есть страховка. Тебе возместят, мы все устроим“. Через три дня (три дня!) мне и правда возместили. Причем не просто стоимость моего еле живого старого „мака“ и пятого iPhone, а деньги на новый аналогичный MacBook и iPhone 6s. Коллега потом долго шутил, мол, ну ладно, ты обновилась, и мне пора, сегодня я свой компьютер у двери оставлю. Цивилизованно? Да».

Люма Манина, Ливерпульский университет


Ожидание: «Ну уж точно нигде и никто не способен пить больше русских»

Реальность: «Способны. В Северной Англии. Все кофейни у них закрываются в 18:00. После работы все идут в паб. Некоторые — каждый день, и я не шучу.

По пятницам и субботам громкие полураздетые местные девушки на покачивающихся шпильках вываливаются из клубов в такси. Молодые люди быстрой походкой перебираются из одного паба в другой и с резким акцентом спорят или признаются в братской любви. Весь город гуляет, кричит, поет, на улицах горы мусора.

С другой стороны, в некоторых региональных пабах есть детская зона. Это место для семейных походов. Первый месяц в Москве я искренне не понимала, куда же русские ходят выпить и посидеть, если пабов нет».

Люма Манина, Ливерпульский университет

У них натянутые улыбки

Ожидание: «В России все ходят грустные и недовольные, а за границей все здороваются и улыбаются»

Реальность: «Первый раз я на себе это испытала в самую первую ночь в США. В отеле в 5 утра, когда я шла по коридору, мне навстречу шел обычный такой американец с кофе. И он так обычно улыбнулся мне и сказал „Good morning“, а я, привыкшая улыбаться, так этому обрадовалась, ответила ему „Good morning“ и для себя лично решила, что это мое официальное приобщение к американским обычаям.

Конечно, уже потом я поняла, что здороваются так вовсе не все и не всегда, в больших городах никому друг до друга нет дела, но, если тебе понадобится помощь, 99% людей окажутся очень приветливыми и помогут».

Лидия Голт, Университет Арканзаса

Ожидание: «При этом за границей ни у кого нет души. Все врут в глаза, а про себя думают гадости»

Реальность: «Смешанные впечатления, но хорошего однозначно больше, чем плохого. Тут недавно была история — специалист одного рекрутингового агентства нашел меня через LinkedIn, обсудил со мной несколько вариантов и ни в одном из случаев не смог довести дело до конца, так как компании не хотели вникать в оформление моей визы.

Внезапно пишет мне в Whatsapp: „Я придумал, как найти тебе работу. Сам я денег с тебя в любом случае не получу, тебе проще самой связываться с компаниями и объяснять про визу. Сейчас все скину на личный имейл“. Проверяю почту — он прислал мне список контактов 50 менеджеров в Северной Англии с подробной инструкцией, как мне лучше писать им письма. А вы говорите, души нет.

Или вот сидим дома с моим молодым человеком, британцем, ждем доставку еды. Приложение показывает, где сейчас идет или едет курьер. Доставка опаздывает, курьер делает непонятные круги хитрыми маршрутами. Набирается уже 40 минут опоздания, а это значит, что наша еда точно будет холодной, да и вообще мы оба спать хотим. Злые, обсуждаем, откуда у этого курьера растут ноги.

Когда в дверь наконец стучат, я готова писать всевозможные жалобы, требовать компенсации и т.д. Мой молодой человек за один шаг до двери трансформируется в сверхприличного всем довольного гражданина, открывает дверь, спокойно здоровается и забирает заказ. Курьер ограничивается „Hi mate, sorry for the wait“. Все расходятся с улыбкой удовлетворения на губах, мой молодой человек совершенно забывает про свои претензии. И вот спрашивается, хорошо это или плохо, что за спиной наговорили гадостей, о которых тут же благополучно забыли?»

Люма Манина, Ливерпульский университет

Как ко мне будут относиться? Ведь я из России

Ожидание: «Русских, конечно, в последнее время не особенно любят, но меня это не коснется»

Реальность: «Я собиралась провести семестр по обмену в Университете Монтевидео, в Уругвае, и уже представляла себе обеды из ананасов на берегу Атлантического океана, как мне прислали программу, где были только направления, связанные с менеджментом и бизнесом, а учусь я философии. И мне пришлось срочно выбирать буквально из остатков.

Я решила ехать в Польшу, потому что это казалось мне самым бюджетным вариантом. Все места в Варшаве, Кракове и Вроцлаве были разобраны, оставался никем не тронутый город Познань, про который я никогда не слышала. Google-карты обещали три часа до Варшавы и три часа до Берлина, поэтому я решила — почему бы и не Познань? Кроме того, выбор курсов был просто огромный.

Честно говоря, я не представляла, куда еду, поэтому не ожидала от Познани вообще ничего особенного, кроме базовых вещей: это будет чистый маленький городок, где все по вечерам выходят на пробежку, улыбающиеся пенсионеры ездят на велосипедах, городская инфраструктура удобна для всех горожан — и всего того, чем так славится благополучная европейская жизнь.

Проблемы начались буквально сразу же, и там, где я совсем не ждала. В общежитии СПбГУ у меня замечательная соседка, с которой мы подружились буквально с первого дня и живем душа в душу. Я очень ждала, что в Познани произойдет то же самое, мне покажут лучшие места этого города, потом мы будем ездить друг к другу в гости…

Но нет. Мы как-то быстро разговорились и перешли на болезненные темы политики и истории, и тут для меня начало открываться все, что, казалось, уже скрыто в глубине времен. Соседка сказала, что русские очень многого не знают о Польше, потому что в школах реальную историю нам не преподают и мы не представляем, какая у них была жизнь в советские времена. Люди из Западной Европы тоже ничего не могут знать о Польше, потому что никогда не страдали так, как они на войне.

В свободное время соседка смотрит видео про Вторую мировую войну и читает книжку под названием «Дочка Сталина». Я абсолютно ничего против не имею и не исключаю, что так оно и может быть, но самое интересное — дальше.

На студенческой тусовке (из российских студентов по обмену в этом семестре в Познань приехала только я) ко мне подошел поляк, и сказал: «Вообще-то я должен был тебя ненавидеть, мой дед после войны был в советских лагерях». И другие люди: «О, я недавно был в Грузии, там русских вроде бы не любят еще больше, чем здесь». Очень интересно.

Я не знаю, почему я для всех стала воплощением прошлого, ведь я ко всему этому имею ровно такое же отношение, как и к текущей мировой политике, — никакое. Я не знаю, почему поляки до сих пор так яростно говорят о делах минувших лет, и тем более те, кто даже не жил в «страшные годы советской оккупации».

Это, конечно, не отменяет существования замечательных поляков, с которыми я тут подружилась, поэтому обобщать все-таки не стоит. Но то, с каким отношением я тут столкнулась и главное — в каких количествах, меня поражает до сих пор».

Маша Киселева, Университет Адама Мицкевича в Познани

Источник: 7ya.ru

Смотрите также

Допинг на экзаменах: как школьники и студенты улучшают оценки

В России психостимуляторы, помогающие детям с гиперактивностью лучше учиться (метилфенидат), запрещены, а вот школьникам и студентам в США это «лекарство …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

двенадцать + пятнадцать =